Подарки!
Кто ж их не любит!

(Лобо) получил от своего другана, Игоря Инькова, гитару на день рождения. Играть он не умел, но инструмент тянул к себе с непреодолимой силой. Над мальчишкой сжалился сотрудник матери, как же его звали? Не помню. Склероз! Показал несколько аккордов — понеслось, поехало. На три аккорда можно написать кучу мелодий, чем и занялся молодой Лобо. Брал сборники стихов известных (и не очень) поэтов и клал их на музыку. Потом надоело пастись у чужих, душа требовала своего… Или хотя бы совместного. С Рустемом Исмаиловым — другом и одноклассником — состоялось первое сотрудничество. Написав «Неблагодарную» ребята стали «суперстарами» в своем классе. Звездная болезнь заставила их творить еще и еще.

1984 год.
Творения тандема носили явно выраженный упаднический характер. Чувствовалось влияние «Машины Времени», «Воскресенья»… Но это же было свое! Сами написали! Сами исполнили… Вот только с музыкантами не повезло с самого начала — почти никто не умел играть, включая и самого Лобо. Тенденция неумелого подбора музыкантов будет преследовать его долгие годы. И только в мечтах он будет стоять на большой сцене в окружении группы и оркестра. Да, честолюбие и наивность были и остаются неотъемлемой частью сущности.

1985 год.
Январь месяц принес много плодов в виде песенок невысокого пошиба, но именно такие и становятся хитами. «Третий лишний», «Рок-любовь»… Это был год окончания школы. Это был год ухода в армию. Это был год начала конца эпохи недостроенного коммунизма…

1986 — 1987 годы.

Оставалось ли время для творчества? Конечно! Именно в армии были написаны «Кафе ЛУНА», «Лабиринт», «Трели соловья», «Последний день»… Стресс действует на творческих людей однозначно — они начинают творить больше и лучше.

1988 — 1991 годы.


Творчество впустую, выступления на вечерах у друзей, на праздниках в рабочих коллективах. А по сути — топтание на месте. Только багаж песен отяготился.

1991 год.

Сергей Гришин, одноклассник и продолжатель дела Исмаилова, только более романтичный поэт, создал микшерский пульт, умещающийся на двух ладонях. Появилась возможность записывать музыку с помощью двух магнитофонов. Процесс выглядел так: записывалась дорожка со звуком гитары и голоса, потом она воспроизводилась и через микшерский пульт соединялась с еще одной гитарой и голосом. Таким образом, Лобо мог записывать партии разных инструментов и голосов без помощи музыкантов. Был один жуткий недостаток в такой записи — невозможность исправлений. Если ошибся — пиши заново. А поскольку Лобо — человек нетерпеливый, то записи получались в лучшем случае посредственные. Так был записан первый проект будущей группы ЛОБО «Горит огнями ресторан».

1991 — 1995 годы.


Записи множились, как тараканы, потихоньку улучшалось качество исполнения. Но что-то мешало, что-то не давало покоя. Грезилось во сне. Что-то неясное, туманное, словно вуаль: чувствуешь очертания неземных глаз, остальное — вымысел.

1995 — 1998 годы.


Постоянные записи при помощи двух магнитофонов остомодемили Лобо, и он решил — все! Кончено! Так было покончено с одиночеством. Как человек извращенный, Лобо не стал давать объяв о поиске музыкантов, просто пошел и записался на курсы игры на гитаре. Вместо внимательного поглощения материала сидел и фактически прослушивал, кто как играет, искал изюминку. Нашел двоих для начала. Один был панком, второй — гитаристом от Бога. От панка пришлось отказаться, ибо песенки типа «Все вокруг грязней сортира, Еду я в метро постылом, А вокруг меня народец, Что ни рожа, то уродец…» являлись милым, но не приемлемым материалом для будущего проекта. Но пришел второй, Андрей Тырнов, и спел песенку про сигарету, которую непременно требовалось выкурить, прежде, чем посмотреть на девушку своей мечты. А когда посмотрел — закурил новую :о). Короче, по душе пришелся Дюша и остался в будущей группе.Пришел двоюродный брат Лобо, Сашка Дворцов, обозвался басистом. Вряд ли кто возражал. Пришел некто Кирилл Новожихарев и хотел стать клавишником. Не стал. Но оставил в наследство песню «Когда падает снег». (В 1997 году на студии ГАМ Лобо, Братом и певицей Юлей был записан один из худших вариантов замечательного произведения, прослушайте и убедитесь!). А барабосером стал Дмитрий Полин, младший двоюродный брат Лобо. Обозвать группу именем лидера не удалось, возникли подозрения в культе личности и «давлении одного человека на мнения других достойных членов». После долгих мытарств среди «Всплывающих пельменей» и «Гудящих шнуров» просочилось слово «Постскриптум». Стиль почти ничего нового не нес, но музыка была мелодичной и тяжелой одновременно, и это нравилось людям. Народу, практически. Но первый концерт, данный в том же 95-ом в честь отбытия из России доброго японского друга будущей группы Мицуру, прошел в акустике. Как обосновал данное явление Лобо — «я не хочу, чтобы из-за говенного гудящего шнура концерт был сорван. В составе зрителей на представлении можно было увидеть милого человечка Сергея Похлебина по прозвищу «Котенок». Благодаря ему в недалеком будущем… сорри, не будем забегать вперед. Название PS сыграло злую шутку с коллективом. На студии «ГАМ», довольно известной в музыкальных альтернативных кругах, были записаны два альбома группы — «Мистерика» с песнями Лобо и Сашки Дворцова, и «Дети холодной любви» с творчеством Дюши Тырнова. Причем первый из них выходит в 1998 году уже после распада группы, а второй до сих пор лежит в состоянии несобранности где-то у Дюши или у Лобо в столах и ящиках. Кстати, следует упомянуть еще одну достопримечательную личность — Володю Чекушева, барабанщика группы «Manufactory Dance». Именно он привел молодой коллектив на студию и с ним были отыграны некоторые первые концерты в R-Club’е и одном из детских домов. Именно он дал первые уроки мастества Диме Полину. До сих пор мы со слезами благодарности вспоминаем его доброту и отзывчивость… вот только ценную кассету зажилил, мерзавец, с редкими и единственными записями Сашкиного вокала! Полураспад команды пришелся на осень 1997 года, когда Саша решил, что пора бы и уму-разуму поучиться в институтах. Жуткая депрессия по данному поводу вылилась в поиски нового басиста. Нашли. И даже репетировать с ним пытались. Сашка, еще не совсем ушедший, был недоволен заменой, и предпоследний концерт группы все ж таки прошел с постоянным составом. Последнее выступление в клубе «Интойо» состоялось в отсутствии барабанщика, пропустившего пару репетиций. За одну ночь остаток коллектива составил программу из акустических песен. Получилось красиво — жаль, что напоследок. После исчезновения барабанщика и ухода Сашки Дюша и Лобо пытались подобрать состав, не уступающий предыдущему по сыгранности. После не очень бурных поисков глазам удивленной публики предстала команда из шести человек, среди которых впервые можно увидеть знаменитую впоследствии Тому (вот они, неземные глаза! Маленькая женщина с исполинской энергией и потрясающим воздействием на зрителя), суперсаксофониста и флейтиста Рому Соколова, джаз-басиста Роберта и перкуссиониста Мишу. Возник изумительный проект с необычным звучанием без грубых жужжалок и примочек. Состав отыграл единственный концерт на празднике студии «ГАМ» в кинотеатре «Ташкент». Но все чаяния на продолжение работы разбились фарфоровой чашкой. Лобо узрел в Томе нечто такое, что начало мучить Дюшу — он-то мечтал о женском вокале на подпевках, а тут сольные женские номера. Промучавшись около месяца с недовольным Дюшей, «Постскриптум» разваливается окончательно. Во время этого длительного катаклизма Сергей Похлебин приобретает в «Мультимедиа Клубе» шикарную звуковую карту Turtle Beach Pinnacle и отдает в безвозмездное пользование своему лучшему другу, т.е. Лобо. И чё с ней делать — неясно. Новые возможности записи музыки в миди формате? Лобо с удовольствием взялся за дело и одной мышкой, без миди-клавиатуры, набабахал кучу своих вещей. И долгое время потом исполнял песни под фанеру этих мидюшек.

1998 — 1999 годы.


Лобо не прекращает творческой деятельности, пишет несколько песенок для Томы и вместе они пытаются выйти в народ. Объединившись с Лешей Кузнецовым, как барабанщиком, и басистом группы «Сто верст по реке» (которая с тех пор переименовывалась раз десять), они начали репетиции. Лобо от того же Котенка получает новую электрогитару, таинственную Fernandes. Звук и внешний вид свели того с ума, ибо с какого ляда Лобо на старости-то лет вдруг начал любить игру на гитаре и даже пытаться чему-то научиться? Однако, все не в прок! Вскоре стало ясно, что басист и барабанщик не уживаются вместе. И начинается мексиканский сериал. Он не любит барабосера. Она не хочет отказыватся от басиста. Барабосера — побоку. Басист приводит другого барабанщика. Лобо не любит другого барабанщика. Она любит всех и не хочет расставаться ни с Лобо, ни с басистом, ни с барабанщиком. Лобо терпит ради нее, но в конце концов не выдерживает и уходит. Так, спустя год насыщенной концертной деятельности, распадается группа «Озеро» (также известная под именем «Лоботомия»).
Уставший от непонимания Лобо запирается в квартире и творит римейк старой проверенной программы «Горит огнями ресторан». Запись идет своим ходом. Котенок приобретает в том же «Мультимедиа Клубе» микрофон Behringer, в который можно петь, дуть, хрипеть, плевать, дудеть, гитарить и много чего еще. Тут-то и появляется на горизонте Александр Вячеславович Дворцов. Закончив институт, он вернулся в музыку. Вынужденное воздержание сподвигло его на такие фантазии в аранжировках, что Лобо оставалось только открывать глаза пошире, благо, за очками не видно было. Смело можно утверждать, что, начиная с 8-й песни в альбоме «Горит огнями ресторан», авторство Александра Вячеславовича не менее масштабно авторства Лобо. Альбом написан на стихи Сергея Гришина, школьного друга лидера группы, и подобран с расчетом на новогодние праздники. Разнообразие и непохожесть мелодий находили отклик у совершенно разных людей. По словам Лобо, данная запись самая добрая и светлая во всем репертуаре. Добрее уже не будет.

2000 год.


Неожиданные повороты судьбы ждали группу в этом году. Выступали с акустической программой с перкуссионистом Зауром – бывшим барабанщиком группы «О’Зеро». Потом появился барабанщик Слава. Талантище неописуемый – прямо скала! Такого надежного тыла группа еще не знавала. Он стучал (не куда следует, а по барабанам), словно драм-машинка. Фигу собьешь его с ритму. Репетиции программы заняли два месяца, и вот группа вышла на сцену с Томой во главе в клубе «Плехановъ» по наводке, знакомого теперича всем фанатам, Сашки Стирманова. Такой концертище отгрохали – закачаешься. Народ был слегка удивлен и доволен немеряно. После выступления, еще под кайфом от аплодисментов, Лобо с Томой вышли на воздух. Тут-то их и подстерегло несчастье. Догоняет барабанщик и говорит, мол, ухожу я от вас, дети мои, не поминайте лихом. Блин… Осознание пришло чуть позже. И когда пришло, то случилось две вещи: Тома забеременела снова, а Лобо ушел в депрессию. Брат тянул его за уши из этого болота, и только благодаря братским усилиям альбом «Ночь Мицуру» увидел свет незадолго до Нового года. Действительно, во время работы над вторым альбомом («Ночь Мицуру») выяснилось, что музыка приобрела яркий металлический оттенок. Она не стала менее разнообразной, но явно потяжелела. В альбом вошли песни, написанные по заказу японского друга группы Ясуды Мицуру. Этот удивительный русифицированный японец захотел услышать свою философию в исполнении русских музыкантов. Что-то он скажет, когда альбом, наконец, увидит свет. Тогда же к тандему присоединился Алексей Бакин, соло-гитарист. В альбом успели записать несколько его искрометных партий и даже одну новую (хорошо забытую старую) песню с его участием «Когда падает снег» (слова и музыка Кирилла Новожихарева). Качество не ахти какое, но понять можно, что сей продукт поинтереснее будет.
Особняком стоит концертная запись группы с Томой. Концерты проходили дома у Лобо в течение четырех дней (количество желающих услышать Тому превышало возможности обыкновенной московской квартиры). Почему дома? Почему не в клубе? Тома к тому моменту ждала ребенка и в домашней обстановке чувствовала себя уверенней и раскованней. Это были последние концерты перед ее отпуском. Счастливая мама и ребенок (обозвали Иваном) чувствуют себя удовлетворительно, сынок поет во все горло. Мама скоро собирается присоединиться к своему коллективу и продолжить творчество.

2001 год.


Депрессняк не уменьшался, а увеличивался с завидной скоростью. Бедный Брат занимался почти всем. Его терпению стали завидовать ангелы. Писался новый альбом «Ветер», но как-то так, замедло. Тома спела перед родами несколько вещей, но почему-то Лобо не заметил в ее исполнении некоторых настораживающих моментов. Их заметил Брат. Потом. Когда настало поздно. Тома уже не могла приехать исправить ошибки. Некто Серега, по тем временам обкликанный «Мальчиком с собакой» или просто Хот-Догом (за то, что работал в МакДональдсе (никому даже в голову не пришло, что в Маке хот-доги не продают)), присоединился к Брату в вытаскивании Лобы из депрессухи и кинул в Инет объяву по поиску гитариста, поскольку Алексей Бакин благополучно исчез вслед за дезертиром-барабанщиком. При прослушивании музыкантов у Лобо возникало некое подобие заинтересованности. В основном гитаристы были — полный отстой. Вроде встречались и талантливые люди, но никто не мог сыграть блюзовую балладу в ми-миноре. Был симпатичный пацан с мохнатыми ногами (валенки на зиму ему не выдавать!), который показал умение играть гаммы с ошибками. Круто! Но не то, че хотелось бы. И вот так получилось, что пришел Иван, весь на нервах, ибо завели ему супостаты (Брат и Хот-Дог) искрометные партии Алексея Бакина, и со страху сыграл он злополучную блюзовую балладу! И возликовали турки неотесанные (Лобо, Брат и Хот-Дог) по поводу этому, и показали чуваку на радостях мультфильм «Шрек». Никто не понял, зачем. Зато повеселились. А вот сыграть-то потом, когда успокоился, Иван мало чего мог. С барабанщиками дело обстояло еще хуже. Приходили либо пионеры, играть не умеющие, но хотящие, либо профи, требующие денег, и терпелки подождать выхода группы на большую сцену не имеющие. В этом году не увидели фанаты ничего интересного от группы. Только под Новый год Лобо спел под гитару кучку немалую песенок из прошлого века сохранившихся.

2002 год.


И заставил Брат Лобо петь неустанно, и выпустили они альбом «Ветер» к весне. И послушал Лобо запись… и помер на время. Настолько однообразной поделки полтора года мучений не стоили. Да, более качественнее по записи и исполнению, чем раньше. Да, поглобальнее. Но как зарядили темп в 130 ударов в минуту, так на все 50 минут и растянули. Получилась одна большаааая песня. Волк остался недоволен. Но, на удивление, отзывы на запись пришли восторженные. Кто-то заметил, что голос стал слабее (ну, батенька, так ведь не молодеем, поди!), кто-то заметил, что барабанные сэмплы поменять бы, но в целом впечатление оказалось положительное и весьма. А вот по одной из песенок Хот-Дог обозвал сам себя Мелким Буддой. И впрямь, когда Лобо писал сие произведение, история любви и жизни Хот-Дога как бы невидимой нитью проскользнула через все слова. Потом его ник сократили до просто Будды. Где-то весной пришел Иван и сказал: «Сами мы не местные, попить не дадите? А то так есть хочется, что и переночевать негде». По доброте душевной впустил Лобо пацана. И остался Ваня: а) жить в логове Волчары, б) иметь виды на участие в группе. Брат не вынес такого позора и решил жениться. Свадьба прошла с большим успехом. Милая невеста стала гвоздем сезона. По просьбам трудящихся свадьбу пришлось повторить на следующий день. Римейк прошел бурно, с поеданием свадебного торта, чего в первый день не наблюдалось. Те, кто не успел приобрести билеты на продолжение банкета, очень переживали из-за торта. Лобо ухитрился стать свидетелем жениха и все два дня делал вид, что пристает к свидетельнице. После представления начались трудовые будни по зачатию дитяти. А дуэт Брат-Лобо начал потихоньку придумывать новый проект на стихи Бориса Поплавского. А Котенок, верный самому себе, пошел в «Мультимедиа Клуб». «А что тут у вас новенького, покруче, чем вчера?» — спросил он у продавцов. Как постоянному клиенту, Котенку продали (как от сердца оторвали) Waveterminal 192X – лучшую звуковую карту среднего ценового диапазона. Возможности карты группа узнала на следующий день. Сразу заработал Cubase (это такая оригинальная программа для записи звука и издевательств над оным) и плагины (прибамбасы, примочки, приблуды, дополнения) к нему. Появились звуки, которые ни один синтезатор не воспроизвел бы. Началась катавасия с записями партий. И совершенно логично Лобо подумал, а как там Тома поживает? Тома оказалась на высоте, родив девочку за 20 минут до Нового 2002 года и обозвав ее Софочкой. И уже рвалась в бой. Ее муж, дай Бог ему всего-всего, заявил, мол, не пойдешь ты, жена, работать, пока я обеспечивать могу тебя и детей, будешь ты певицею всея Руси и остального мира. На том и порешили. 28 декабря… (долго чё-то решали) 2002 года дали концерт домашний. И участвовали в нем: Тома, как певица всея и т.д.; Илья, панк — проворчал одну из самых кричащих песенок группы; Брат, как басист; Иван, как соло-гитарист; Лобо, как гитарист и вокалист; DJ Plug-In, младший двоюродный брат Лобо и Брата, как звукарь (он же обеспечил концерт всем необходимым оборудованием). Ну облажались, конечно, не без этого (причем, в каждой песенке), а что вы хотели, если было, по словам Томы, полрепетиции?

2003 год.


Народ остался доволен, чего и следовало ожидать. Потом, прослушивая записи, Брат обратил внимание, что Тома звучит намного ниже подпевочного голоса Лобо. Если бы их голоса поменять местами… Начали анализировать. Пришли к неутешительному выводу – голос Томы изменился! Бетховен, симфонию № 5, пожалуйста! Ваня, живущий под одной крышей с Волком, застоявшийся голос Томы, неверие в свои силы убили что-то в Лобо, но не в Брате. Мужественно взвалив на свои плечи капризного Волка и усталую певицу, он, подобно Шварцнеггеру, тащил их сквозь бури страстей и все такое. И потихоньку сердился, ведь столько материала — готовили почти год, а петь некому. Даже после подбора тональностей под возможности Тамары, оставалось чувство неудовлетворенности… Брат взял Лобо за грудки и легонько встряхнул, как пьяницу, чтоб взбодрить, и тот осторожно предложил Томе заняться записью ее старых и новых песенок, а Поплавского оставить на потом. К удивлению и облегчению заинтересованных сторон Тома согласилась весьма легко. К тому времени Сашка успел родить… или жена его успела?.. девочку. Обозвали Настенькой. Настя Братова – хороший псевдоним для будущей звезды? Параллельно Лобо решился, наконец-то, на запись старых, полузабытых материалов, начиная с 1984 года. По своему обыкновению, он даже продумал концепцию обложек для Томы и для старых песенок… Вот только концепцию музыкального содержимого все еще никак не продумает. На то он и Лобо, что все делает через задницу. Ну а результат расхлебывать придется фанаткам и фанатам, а так же другим исполнителям и слушателям нашей музыки.
Коротко о других событиях:
Приняли участие в проекте «День рождения БГ», записав кавер на «Все, что я хочу», не понравились Андрею Тропилло. Пытались принять участие в конкурсе «Русский шансон» с песней «Голубой щенок», откуда вылетели с треском. Видно, русские шансоньеты не должны петь о голубых, не обзывая их грубыми словами, и ваще – песни со смыслом не котируются. 19 октября 2003 года Лобо расстался со своей любимой звуковухой Turtle Beach Pinnacle, лежавшей на антресолях в виде раритета. И практически подарил Черепашку тому, кому она оказалась позарез нужна. Что поделать, прогресс идет вперед и слот ISA, в который вставлялась Pinnacle, ушел в небытие… Три номерных и один концертный альбомы выдержала трудолюбивая черепашья плата. Дай ей Разум прожить раз в пять дольше и продуктивнее у нового хозяина! Перед Новым годом группа дала свой лучший домашний концерт. Не было ни звукарей, ни соло-гитаристов. Были – фонограмма-минус, Тома, Лобо и Брат. На последней песне присоединился фолк-флейтист Андрей. Он не смог испортить музыку, хотя честно старался. Но человек, фанатеющий на духовых инструментах, просто физически не в состоянии сыграть плохо. А самое главное – никто не пытался записать выступление. Видимо, поэтому и сыграли хорошо. Не было эффекта «красной кнопки записи», когда выученную на зубок партию можно облажать раз сорок за три такта.

2004 год.


Участвовали в фестивале «Окна открой» в Питере, поняли, что фонограмма в клубе для живого звука – не рулит. Запороли самую древнюю и зазубренную до дыр песню «Мечтай» из-за совершенной неслышимости фанеры на сцене. Пьянствовали после выступления на набережной Невы с группами «Фомина неделя» и «Zveroбой». Взяли реванш и спели «Мечтай» под гитару. Народу понравилось. По возвращении выпустили фильм про данные события. Крутой, с титрами и эксклюзивной музыкой. Уже ставший традицией домашний двухчасовой концерт прошел при немыслимом скоплении народа. Ноги впередисидящих находились на сцене. К сожалению, впередисидящие лютой ненавистью ненавидели нас и нашу музыку, поэтому ихние ноги ну никак не помогали выступлению, а их кислые рожи портили настроение. А нам все равно! Подобно зайцам из песни мы покосили свою трынь-траву и выдали программу на ура.

2005 год.


В январе выступили с «Фоминой неделей» и «Zveroбоем» на концерте в клубе «Запасник». Зажгли зал рок-н-роллом про псов. Когда после нашей стандартной фанеры выступила группа с живым барабанщиком, мы опять призадумались, может быть отказаться от фонограммы? Такие мысли нас уже посещали в Питере. Подозрительно часто они нас посещают, не менее раза в год. Поучаствовали в трибьюте Маяковскому. Проект был задуман одновременно Димой Цидилиным и Андреем Тропилло. Можете представить, какой бой произошел между Димой и Андреем из-за песни группы Лобо? Но наша композиция на стих «Багровый и белый» все-таки вошла в сборник, который вы можете приобрести на www.ozon.ru или у представителя «Живого радио». Ура! Цидилин победил, за что ему громадная благодарность. Газета «Коммерсантъ» написала в частности: «Раннее стихотворение «Багровый и белый отброшен и скомкан…» спели шесть разных групп. Очень проникновенно эта песня получилась у московской группы «Лобо»». Ну естественно, более детальному разбору и восхищению подверглись революционные песни. И вполне понятно, что о нас больше никто не написал, видимо, слушали пластинку только в редакции «Коммерсанта», а остальные журналисты просто пересказали то, что было написано в «Комсомолке». Выступили в клубе «Последние деньги» с группой «Зеркала». Впервые увиделись с автором «Когда душа болит» — поэтом Шрайком. И опять. Опять новогодний концерт. И снова домашний. Супруга Шрайка высказала замечательное мнение, мол, очень и очень жаль, что наш концерт происходил не на сцене московского масштаба, а тут, в этом… в этой экзотике. Да мы бы и сами были рады на сцене… Да только «мечтай, мечтай», как поет Тома. Но все равно спасибо за веру в нас!

2006 год.


Все. Послеконцертный депресняк! Посрались с флейтистом. Он хочет играть живьем, мы, видимо, не хотим… Однако, Будда неожиданно активизировался и начал знакомиться со всеми пацанами подряд в инете и спрашивать, уж не клавишник ли ты? Не клавишник – ну и пошел в жопу! В результате обнаружилось, что парень, живущий неподалеку от самого Будды, что ни на есть самый настоящий пианист. И зовут его Дима. И началось. Из пепла возрождалась группа, уже почившая практически в веках. За отсутствием соло-гитариста Димка сыграл на клавишах все соляки, до которых дотянулся своими шаловливыми ручонками. Любимый звук у него – фортепиано. А потому звучание группа приобрела немного джазовое. Играй Лобо на гитаре получше, ваще бы фанк стали играть. Не обошлось без недовольства. Обычное явление – смена стиля фанатов коробит. Пока искали барабосера, успели отыграть в живой программе «Живого радио и телевидения». Начали репить прогу для клуба с барабосером Владом. Клевый чувак (а другие к нам не пристают, собсно), лишнего удара не сделает, партию сперва продумывает, а потом уже играет. Данный подход очень нам импонирует. Быстренько накатали новых песенок для Томы, не забыли и про старые хиты. Очень скоро фанаты почувствуют на себе поток энергии… или поток дерьма – тут уж как фишка ляжет. Посмотрим.

2007 год.


Предновогодний концерт отыграли на базе Soundmark. Даже «Сон Лемура» приехали поиграть на нашем вечере, спели свои знаменитые хиты. Ага, и про холодильник тоже пели! Флейтист, к тому времени вполне остывший и помирившийся с группой, выступил с нами в паре вещей. Особо понравилась людям песенка про снег, который падает и навевает воспоминания о ком-то довольно близком. Потом начались довольно продолжительные репетиции… в результате мы лишились клавишника, вместо него приобрели гитариста по имени Василий. С ним и сыграли очередной предновогодник… Очень, очень сырой и неподготовленный концерт! Немудрено, что Лобо даже в депрессию не окунулся, а сразу хотел распустить команду. Но новогодние каникулы остудили пыл Волка, и на следующей репетиции (спустя три недели) он просто пожурил участников.

2008 год.


Благодаря гитаристу удалось выступить не на базе, а в самом что ни на есть Ирландском пабе на Арбате. Участвовали мы и группа Василия. Василий – парень глубокомысленный. Он почувствовал, что портит музыку, и ушел тииихо так, по-англицки. Совершенно неожиданно Брат и Тома натыкаются в новомодном сервисе «Одноклассники» на давнего гитариста группы – Алексея Бакина. С ним были потеряны все контакты после распада команды в 2002 году, и вот нате вам – нарисовался, не сотрешь. К счастью, он не разучился играть и зла за потерю связей с ним на товарищей не держал. Итак, господа мои хорошие, имею честь объявить окончательный состав группы на данный момент: Тома – вокал, Лобо – гитара, вокал, Леха Бакин – гитара, Брат – басуха, Влад – барабаны. Клавишник Дима про нас вовсе не забыл: периодически от него поступали известия о своих научных достижениях (ученый парень, никуда не денешься, как Кот у Пушкина, даже умнее!), а также он искренне интересовался нашими выступлениями. Два раза проходили концерты у музея Маяковского на праздновании Дня рождения Владимира Владимировича и Дня Москвы. В День Москвы стояла странная погода… вернее, стоял воздух. Он стоял такой смурной и непрозрачный, дышать было невыносимо тяжело, а программа была довольно продолжительной. Как мы, музыканты и зрители, выдержали сие испытание, трудно сказать. Рядом с музеем, на Лубянской площади (извиняйте, я уж по старинке ее назову) выступали маститые команды с хорошим звуком и оборудованием, но особых движений толпы (танцев, воплей и проч.) заметно не было. Это был страшный день, мы чуть не потеряли нашего Брата – его стукнуло геомагнитной обстановкой сильнее всех по дороге домой. Но все лечит время, вскоре мы вновь собрались на своей репбазе и играли новые песни. Под Новый год вновь позвонил Дима-клавишник и предложил выступить в клубе «Мастер и Фагот». Несмотря на ненавязчивый советский сервис (грубые менеджер зала и официантки), звук в клубе был приличный и помог нам отыграть программу и завести с полоборота совершенно незнакомых зрителей – жизнерадостная Тома не потеряла своего таланта делиться неуемной энергией. Это был традиционный Новогодний концерт, который оставил по себе только приятные воспоминания – даже грубые официантки вспоминались юморно и весело. Организатор концертов Андрей Лукаш остался доволен нашим выступлением, его риск был полностью оправдан, ведь он нас до самого концерта не слышал ни разу.

2009 год.


Грядет выступление в том же «Мастере и Фаготе». Надо работать. Господин Андрей Лукаш ждет от нас новенького и смело поставил группу на финал программы, как дорогих гостей, – верит, что не подведем. Мы тоже верим. Мы ждем. Мы готовы.

Искренне ваши,
Лобо и Брат