Слушай, то — не гром,
Это сердца стук.
Мы с тобой вдвоем
На пять минут,
Лишь на пять минут.

Помнишь, ночь, помнишь, сад…
Помнишь ли мой первый взгляд?
Нас застал рассвет,
Но мы твердо знали, что тогда
Для нас разлуки – нет.
И, когда под утро угасал
Звездный свет,
Подарил я тебе цветов букет.

Слушай, то — не гром,
Это сердца стук.
Мы с тобой вдвоем
На пять минут,
Лишь на пять минут.

Помнишь, ночь и вокзал:
Я, простившись, уезжал
В дальний долгий путь.
И тогда я тоже твердо знал –
Счастья не вернуть!
И, когда под утро угасал
Млечный путь,
Вспоминал
Я твой нежный образ и не мог уснуть.
Лишь спустя так много лет,
Встретился с тобой, мой свет,
Да и то – лишь на пять,
Лишь на пять минут…

Ты у окна просидела всю ночь,
Глядя в морозную мглу,
А в колыбели спала твоя дочь,
И собака дремала в углу.
Ветер в трубе завывал о своем
И снегом укутывал двор.
А ты представляла, что с мужем вдвоем
Вы опять в окружении гор.

Долина цветущая, рай на земле.
На ложе из нежной травы
Древние чувства вошли в твое тело
Финалом первой главы.

Время промчалось, что конь о крылах,
Уж груди полны молока.
Горец возлюбленный что-то зачах,
Но сомненья срывает пока.
Дома все реже возлюбленный твой,
Но чаще охотится впрок.
А для тебя он все тот же герой,
В вашу честь отпускает курок.

Долина поникшая, вянущий рай,
Пожухла в том месте трава.
А ты не стесняйся, готовь и стирай,
Завершай главу номер два.

Ты у окна просидела всю ночь,
Глядя в морозную мглу,
А в колыбели спала твоя дочь,
И собака дремала в углу.
Знаешь, что он не вернется, но ждешь
Звука знакомых шагов.
Веришь, что чудо свершится, так что ж,
Надейся, сюжет твой не нов.

Горы петлею связали тебя,
Словно мустанга аркан.
К счастью, закончить на этом нельзя,
Так как жизнь — бесконечный роман…

В первую ночь безумства
Не было сна и боли,
Да и любви — не густо…
Растаяла воском воля.

И в горечи искуса
Слышу вкус
Прошлого сна,
Где ты один
И я одна…
Твоя ли вина?

Следующий день устало
Не преподнес печали,
Грустного было мало —
Может, мы чище стали?

Вечерняя прохлада
Тронет сад
Влагой росы…
Новые сны,
Зелень весны —
Так что ж ты не рад?

А через месяц поздно
Мы осознали глупость…
Туча нависла грозно
И обещала грубость!
Молнии пили землю
И пламенили сад мой…
Остановите время!!!
Возьми меня домой…

Люди говорят, что я такой крутой,
Что со мной не стыдно даже ночью.
Но ты войди ко мне,
Побудь со мной,
Скажи мне пару добрых слов —
И делай со мной, что хочешь.
Сто доброжелателей со всех сторон,
Мне со всеми справиться нет мочи.
Но ты войди ко мне,
Побудь со мной,
Скажи мне пару добрых слов —
И делай со мной, что хочешь.
Я устал смотреть на вас и делать вид,
Что я всемогущ, и даже очень.
Но ты войди ко мне,
Побудь со мной,
Скажи мне пару добрых слов —
И делай со мной, что хочешь.
Я спою тебе хоть десять тысяч слов:
Если не по нраву, выкинь прочь их.
Но только не грусти,
Ведь отпустить
Тебя уже не в силах я —
И делай со мной, что хочешь.

Посмотрела, пришла, взяла,
Унесла насовсем,
Прикоснулась и выпила
И постаралась оставить тебя ни с чем.
А ты выбрался заживо
Из объятий моих…
Я сказала: «Ну, надо же!»
Через минуту тебя уж почти настиг
Мой демон страсти,
Крыльями спрятал твой дух от очей моих!

Как вы любите умничать,
Если выпадет срок,
Но уже до полуночи
Смелость ужмется в комок между ваших ног.
А потом недоверие,
Удивление, стыд,
Словно чья-то мистерия
Разум туманит, и душу твою пьянит…
Мой демон страсти
Выкрал тебя у меня и доволен, гнида!

Так посмотрим, кто пафосней,
Мой морок или ты.
Но истерик не надо мне –
Ты ли мужик, или – только твои мечты?
Выходи, и поборемся,
Я одна, ты – один.
Но оставим условности:
Я ль не раба и не ты ли мой господин?
Мой демон страсти
Выпал в осадок… да, в общем-то, хрен бы с ним!

Не прошло и полгода,
Я забыла о докторе:
Он в любую погоду
Приходил и рыдал,
Что невольно поверив
В несгибаемость штопора,
Не пробойные вены
Он клиентам вскрывал.

Отпустила по ветру
Бесполезные доводы,
Убеждая, что нету
Криминала в крови —
Он смеялся рыдая.
Электрическим проводом
Обмотал свою талию
И предался любви.

Припев:
Мой вчерашний рай,
Как мне больно думать и гадать,
Но скоро май
Память выжжет, вытравит печать
My love, good bye!
Я не знаю, как прощать
Слабость!

Подметая останки,
Задыхаясь от запаха,
Я повысила планку
Понимания зла,
И о докторе памяти
Не оставила в навыках…
Я звонила, но занято
По больничным углам.

Одинокие стены
Отражают рыдания,
Не убитые вены
Голубеют мертво…
Я не знаю любви
До потери сознания.
Я не ведаю сил,
Я не пользую зло.

Припев:
Мой вчерашний рай,
Как мне больно думать и гадать,
Но скоро май
Память выжжет, вытравит печать
My love, good bye!
Я не знаю, как прощать
Слабость!

Прости, что не со мной спала сегодня ночью,
Что обнимал другой твои худые плечи,
Что сильною рукой не я срывал сорочку,
С нагою красотой не я пытался лечь.

Прости, что высоко взлетела – не достану,
Что слишком далеко душа твоя и мысли,
Что мне не по пути с твоими тараканами,
Нам с ними не идти в заоблачную высь.

А также я прошу простить, что был не весел,
Я так не выношу подробностей измены.
Пусть я не похотлив, ты за двоих – повеса,
Но я и не ревнив. Прощай, мадам Ирен!

Я хочу умереть, только ты не даешь,
Продолжаешь смотреть на меня,
Но твои обещания — ложь.

Я хочу умереть, мне теперь все равно.
Я хочу свою смерть: хоть ее, раз тебя не дано.

Я хочу умереть, я устал тебя ждать,
Я устал быть последним в тебе,
Ну а первым — не стать…

Я хочу умереть, отпусти мне грехи,
Я не смею тебя обвинять, и ты меня не вини…

Я хочу умереть, без тебя жизни нет!
Свое имя сотру со стены, проклиная свой цвет…

Я хочу умереть, мне не страшно, поверь…
Мое Солнышко, где ты сейчас и с кем ты теперь?

Я хочу умереть, я даю тебе шанс
Позабыть обо мне навсегда и не думать о нас…

Я хочу умереть, убежать от себя…
Но последним хотелось бы мне увидеть твой взгляд…

Я так любила, а он меня бросил!
Даже душа моя словно изгажена!
Я на постель свои бросила кости
И разрыдалась в подушку отважно!
Вылив слезами всю боль поражения,
Выйду на русский простор необъятный
И все, что остались в душе, отложения
Выплесну громко, отчетливо, внятно.

Как словами выразить все то,
Что в душе тобою рождено,
Юлия?
Юлия, ты дитя волн морских,
Нежно воспевающих любовь,
Юлия.
Юлия — взгляда блеск, смех, как бриз
С моря, воспевающий любовь,
Юлия.
И ветер вновь твоих коснулся волос,
И солнца луч сияет в них.
Юлия, новый день, если ты слышишь,
Воспевает вновь любовь,
Юлия.
Песней сердца не открыть,
Но душа поет в груди,
Юлия.
Юлия, свят твой сон, тишина
Штиля вновь прошепчет о любви
И Юлии.

Капли дождя по раскаленным следам,
Серый туман по оврагу там, где беда.
Новую быль мне рассказали вчера ,
Начали днем и — до вечера.
Целую ночь не сомкнула глаза.

За лесом, за полем вышел молодец на волю гулять.

Хмурился гром, по-над деревьями шум,
Ветер бродяга беспокоился — да не зря.
Видела тень в старом дубовом лесу,
Может, морок, а может, истина.
Утром — цветы лесные возле крыльца.

Кабы мне на волю птицей в небо в чистом поле летать!

В доме зима, да за крылечком – весна,
К вечеру тишь, да только соловьям не до сна
Выйду к реке, рукой воды зачерпну…

А с руки колечко утопающим сердечком – ко дну!

Высится лес, покой деревья хранят,
Ты улыбнешься и подаришь мне радость дня.
Выйдем к реке, одежду прочь – на песок,
И поплывем далёко-далеко.
В омуте глаз твоих утонет душа.

Хоровод водила речка и вернула мне колечко.
Нас благословило поле и природы воля.

Я придумала себе лесть,
Я придумала себе ночь.
Если хочешь, то не будь здесь,
Если хочешь, то уйди прочь.

Ты оставишь за собой след,
По нему найду одну пыль.
Понимая, что тебя нет,
Я желаю, чтобы ты был.

Если есть в конце пути свет,
Разве значит, что за ним — день?
Если я скажу тебе НЕТ,
То, возможно, ДА сказать лень.

Мечтай, мечтай!
Авось увидишь!
Ты ненавидишь меня,
Но не покинешь.

Мечтай, мечтай!
Когда узнаешь,
Ты не поймешь меня
Но не оставишь.

Мечтай, мечтай!
Любвеобильный,
Ты, может, сильный для меня
Да не мобильный.

Мечтай, мечтай!
Гадай на воду.
Увы, погода моя —
Твои невзгоды.

Мечтай, мечтай!
Тебе не вредно.
Ты не последний для меня,
Да и не первый.

Мечтай, мечтай!
Бери крупнее.
Я не дурее тебя,
Ты — не умнее.

Мечтай, мечтай,
Как будто в сказке.
Да дело движется
Давно к развязке.

Мечтай, мечтай,
Моя свобода!
Дошел до года роман —
Пожалуй, много!

Мечтай, мечтай!
И днем, и ночью
Держала прочно тебя,
Теперь не хочу!

Летай,
Как будто в сказке.
Да дело движется…

Если ты станешь стеклом, я стану смотреть сквозь тебя,
А коли исчезнешь надолго, то это напрасно:
Вскипела вода на плите, и матом покрылось лицо,
А если тебя стало видно — значит, я прав.
Теперь ты сидишь, словно кактус в горшке,
И взглядом тяжелым — меня по башке,
Но я все стерплю,
Поскольку так хочется мне.
Ты превратился в звезду. За нашим окном висит ночь,
Словно изрядно поношенный кожаный плащ.
Но Солнце-развратник подол приподнял —
И стало светло:
Ты светил отраженным лучом… Послушай, не плач!
Теперь ты сидишь, твои мысли на дне,
Ты видишь мой мозг — кирпичом по стене,
Но я все стерплю,
Поскольку так хочется мне.
Кому ты откроешь свой голос, если не мне, то кому?
И кто будет слушать поток малозначащих звуков?
Ужели же те, кто Христа — на кресте,
Кто мог быть вначале, а нынче — в хвосте,
Кто все еще слышит не сердца, но все-таки стук.
Миазмы твои мне пророчат беду,
Ступай же! И я без тебя обойдусь…
Мне больше не нужно
Присутствия в этом году…

Что же ты такая недоступная,
Я звонил тебе вчера
С часу ночи до утра,
Но не нарушил сон —
Ты сломала телефон,
Перегрызла провода…

Ненавижу виртуальную любовь по телефону…

Я найду себе другую,
Не такую дорогую,
Она будет любить меня наяву.
Мы взорвемся залпом света,
Мы в себе откроем лето,
Осень и весну,
А снега оставим где-то
Вне земли…

Что же ты такая недоступная,
Ты встречаться не могла,
Ты с ума меня свела,
Такая глупая,
Недоступная, а я
Недоступнее тебя,
Я понял, что страдаю зря.

Я найду себе другую,
Не такую дорогую,
Она будет любить меня наяву.
Мы взорвемся залпом света,
Мы в себе откроем лето,
Осень и весну,
А снега оставим где-то
Вне земли…

Ехала невеста вдоль реки звенящей –
Испарилась речка, передохли рыбы.
Ехала невеста мимо гор манящих –
И печально горы превратились в глыбы.

Ехала невеста вдоль полей цветущих,
Почернели маки – неприятно глазу,
Ехала невеста вдоль лесов могучих –
Выжженная степь их заменила сразу.

Ехала невеста вдоль пруда-болота,
Высохло болото, знать, не ожидало.
Ехала невеста вдоль еще чего-то…
Было хоть чего-то – ничего не стало…

Так любовь горела, выжигая земли,
И жених в надежде вглядывался в поле,
А друзья и челядь пеплом разлетелись
Хоть и после смерти, но уже на воле.

Ехала невеста по-над морем синим,
Зашипело море, недовольно, видно.
Ехала невеста вдоль аллеи дивной
И ее спалила, дабы не обидно.

Призраком ночи дрогнет листва
В травы пожухлые раненной птицей.
Новая осень уже не права —
Белое лето метелью кружится…

Между нами — зима,
Между нами — огонь,
Между нами — печаль ветра…
Это было вчера,
Это было давно,
Это было не жаль света…

В беличьи шубы куталась тень,
Взглядом бесстыжим — в голую правду…
Инеем выспела белая темень,
И замело двери чистых парадных…

Провокатор мороз,
Одиночества Бог,
Заявил о себе ярко.
Прошибает до слез
Беспощадный порок
Одичавших небес святых!

Помоги мне понять,
Помоги мне уйти
От постылой зимы в лето!
Я умею летать,
Но закрыты пути
Паутиною льдин в небо!!!

Подари мне огонь,
Убивающий лед,
Освещающий мост в вечность…
Протяни мне ладонь,
Предложи мне полет —
Эту душу спасет нежность…

Здравствуй, Сестра!
Я останусь до утра,
Мы поговорим о том,
Что все — дерьмо, и в новый день войдем
Счастливой парой
С Богом и гитарой
Под сияние небес,
Новых и уверенных в себе.

Тебя их цвет,
Мой дикий бред
За столько лет
Не сделает слабее:
Я все та же, ты все та же,
Нас объединяет наше
Одиночество, одиночество,
Одноночество…

Ночь бессонная…

Здравствуй, Луна!
Я так рада — ты одна
Среди серых рваных туч.
Я ловлю твой чистый светлый луч.
В ночной прохладе
С Богом Черт не ладит…
Мне не нужен этот спор,
Я веду свой личный разговор.

Меня твой свет
И дикий бред
За столько лет
Не сделает слабее:
Я все та же, ты все та же,
Нас объединяет наше
Одиночество, одиночество,
Одноночество…

Ночь слияния Лун…

Белый снег моих простын
Хранит твое тепло.
Твой запах я вдыхаю, словно дым,
Освободив полет моих фантазий.

Белый след твоих волос —
Пожар моей крови.
Не погасить его потоком слез,
И с каждым днем огонь горит сильнее.

Очарованный лев,
Он поверил в природу любви
На просторах увядших полей
Королевских наивных интриг.
А поэтому вплавь
Добирался до берега райских ночей,
Но – потерянный вновь
Среди тех же бескрайних полей.
Он восторженным не был,
Он был таким, как все:
Он любил это небо
И бегать по росе.

В лабиринте ходов
Он нашел свой единственно правильный путь,
Только сказкам про сильных богов
Предпочел он бульварную муть.
И поэма цветов
Для него все равно, что ученому «икс»,
Что, увы, не равно
Теореме, звучащей на бис.
Он восторженным не был,
Он был таким, как все:
Он любил это небо
И бегать по росе.

От черты до черты
Расстояние нескольких прожитых гроз.
Сотни белых цветов
Под ногами тех, кто беден и бос.

Под ущербной луной
Он уходит туда, где рождается день,
Где с последней звездой
Он увидел бы ночи паденье.
Ни любви, ни камней –
Только сплетни седых королев.
Исчезает, как в сердце сомненье,
Наш очарованный лев.
Он восторженным не был,
Он был таким, как все:
Он любил это небо
И бегать по росе.

В час, когда свет огней
Разделяет ночь и день,
Она проходит мимо окон с отголосками теней.
По опустевшему шоссе
Фантом зеленых «Жигулей»
Промчится мимо, не остановив внимания на ней.
Она одна,
Она одна идет по городу, одна.
Она не знает, по пятам спешит зима
И укрывает белым снегом дома.
Она одна…

Из окна льется джаз,
Смех и слезы, тенор, бас —
Она была бы рада выпить с кем-то, только не сейчас,
Когда одна, когда Луна
Не видит, как она пьяна:
Она уже свою любовь и радость выпила до дна…
И на дне — ни следа
Того, что было с ней тогда,
Когда увидела его с другой, подумала: «Беда!»
И — тень соперницы в углу,
Осколки счастья на полу,
И стук осеннего дождя по запотевшему стеклу.
Она одна…

Ночь, асфальт, тонкий лед,
Переулок, поворот —
Она проходит мимо окон, где ее никто не ждет.
Слезы печать в ее глазах,
Она, возможно, не права,
Но дай, не счастья ежли ей, так утешения,
Москва!
Она одна…

Отрекись от меня,
Как отрекся от тебя я…
Да, я жил, не любя,
Не любя и помираю.
Отрекаюсь от судьбы,
Злой, коварной и беспечной.
Шел дорогой бесконечной
До больничной конуры.

Отрекаюсь от небес
И от тех, кто там, за ними…
Да, в меня вселился бес,
Он в душе моей поныне.
Отрекаясь от себя,
Отрекаюсь я от мира.
Не был Бог моим кумиром…
И не Бог простит меня!

Я прощенья не услышу,
Не услышу добрых слов,
К счастью, даже не увижу
Я тебя, моя любовь!
Не жалею о прожитом,
То, что было, не вернуть.
Знаю, где закончу путь,
И на том судьбе спасибо!

01

Молчи,
Умолкни, вьюга за окном,
Печаль, молчи!
За белой мглою — ветра вой
И стон в ночи.
И между светом, воем, тьмою
Он один…
Но дабы видел путь во мгле —
Огонь свечи
В окошке маленьком,
В заброшенном краю.
А у порога я сама сгоревшей свечкою стою
И жду,
Когда из белой пустоты
Твой образ и мои мечты
Соприкоснутся…

02

На прощанье улыбнулся, не отвел глаз,
Боже святый вседержитель, не покинь нас.
Пресвятая Богородица, спаси и помилуй,
Пусть его лихая доля минет.

Нет покоя, нет сна!
Утро наполняет свой бокал!
Почему мне до сих пор темно?
Или стужа заморозила окно?
Где искать тебя? И полосует боль…
Где искать тебя… И холодеет кровь…
Почему молчат, заиндевев, деревья?
Почему утихла вьюга? Я не верю
В тишину обманчивого слога…
Но заворошенная в снег пуста дорога.

03

Искать!
В снег по колено, по сугробам, наплевать.
Ныряя вглубь, стремишься выбраться опять.
Ты между светом, между тьмою и судьбой,
Но ни разлучница метель, ни ветра вой
Не разлучили нас с тобой, я слышу стон…
Моя любовь, моя мечта, страницей чистого листа —
Не сон!
Я отогрею эту боль,
И смерть не властна предо мной —
Любовь сильнее…

Не видел я тебя давно,
Не знал, что ты так сильно изменилась.
Заклеил листопадом я свое окно,
Но все равно заблудшей птицей о него ты билась.

И наша встреча не случайно в этот раз
Пришлась на время молодой листвы в саду:
Глаза твои моей душе напоминают джаз,
И блюзом речь твоя стекает с губ.

Как жаль, что мимолетны встречи в жизни нашей —
Ты вновь исчезнешь в зелени весны…
Я окна в самый яркий цвет окрашу,
В надежде, что увидишь и вернешься ты.

Я видел снег,
Посеребренный светом звезд,
Хрустальный снег
Тебе в подарок я принес.
В твоих руках
Растаял мой подарок:
Свет и тепло
Твоей любви согрел его.
Любимая,
Я — лишь снег
В твоих ладонях…

Я наконец-то выбрал время
Черкнуть хотя бы пару строк,
Что похоронены проблемы,
Усвоен прошлого урок.

Мороз свирепствует за дверью,
И с каждым днем все холодней,
Но только, милая, поверь мне,
В душе моей мороз сильней.

Весна придет, снега растают,
Но сердце — в вечной мерзлоте,
Я о твоей любви мечтаю,
Но не мечтаю о тебе.

А ты, наверно, не скучаешь
И возвращения не ждешь,
Мои послания читаешь,
Но слез, пожалуй что, не льешь.

Я не забыл еще те годы,
Когда тобою был любим,
А ты меня ждала у входа,
Но перепутала с другим.

Когда твои ошибки всплыли,
Ты их не стала исправлять…
Я на любви стою могиле —
Мне больше нечего сказать…

Неси, неси, ветер,
Мою любовь в вечность,
Возьми ее, стужа,
Никто мне не нужен,
Вплетай в мои косы
Седые волосы
Да сердце-сердечко
Холодной наполни зимой…

Ходила невестой,
Была девкой честной,
Да только молвой
Оклеветана злою.
Жених насмехался
Да сваха ругалася:
Так что же, мне больше
Не нужно от вас ничего…

Наполню ведерко
Водою да горькой,
Увижу в водице
Знакомые лица:
Усопшие души —
Девицы да юноши —
Меня, молодую,
Они позовут за собой
До царства другого,
Что скрыто глубоко.
А царства, где звезды,
Желать уже поздно.
Склонюсь над колодцем
Глубоким и горестным —
Ужо вам водицы
Из того колодца не пить.

Новая повесть,
Замысловатый рассказ.
Ранимая совесть
Остановила нас.
Постой, послушай,
Что повторяет листва —
Порочит наши души
Плюшевой игрушкой зевак.
Постылое племя
Убило время долгим плевком.
Поговорим о том,
Что было…
Нет, что будет…
Что есть!
А там — имею честь,
Прощай, милашка,
Я останусь здесь,
А ты уйдешь туда,
Где небо — чистая вода
И звезды — серебром моих снов…

Он будет белым —
Ты любишь чистую кровь,
А может, негром:
Порой смешит и любовь.
Смеяться — грех нам,
Ирония не про нас.
Я буду светлым,
Тем же демоном сна,
Но без прикрас.
Постылое племя
Убило время долгим плевком.
Поговорим о том,
Что было…
Нет, что будет…
Что есть!
А там — имею честь,
Прощай, милашка,
Я останусь здесь,
А ты уйдешь туда,
Где небо — чистая вода
И звезды — серебром моих снов…

Я забуду то, что Вы мне не сказали о другом,
Отпущу Вас, только помните: всегда Вас ждет мой дом.
Мы расстанемся, так что же! Все останется в былом…
Вы уйдете, Ваша тень исчезнет за углом.

Навсегда со мной останется небесный образ Ваш,
Не затмят его ни горечь, ни судьбы крутой вираж.
Дай же, Бог, Ей — быть любимой и взаимности – тому,
Кто унес ее с собой в неведомую мглу.

Вот уж старость на пороге, но я жду Вас все равно,
Я надеюсь, что раздастся долгожданный стук в окно…
Чу! Стучат! Пойду, открою… Но подняться нету сил…
Я — старик, умрет со мной Любовь, что так хранил…

Она завидовала страсти,
Любя спокойно и легко,
Не испытав могучей власти
И боли сладостных оков

Мечтая о мужчинах сильных
Не здесь, не с нею, не сейчас,
Она хотела быть любимой…
И полюбить — хотя бы раз…

Пустое! Принцы — не монеты,
В пыли дорожной не лежат…
А тот, что пишет ей сонеты,
И был бы рад — да не Сократ!

Она заметить не готова
Жемчужины в своих руках…
И бесполезные оковы
Ржавеют, рассыпаясь в прах…

Он не верил в любовь, он стоял у реки,
Жаждал только касания нежной руки
И согреться в лучах ее доброты…
А еще он любил цветы…

А она не поверила в то, что он мог,
Он, увы, не профан, хоть, конечно, не бог,
Но умел признавать невозможность мечты…
А еще он любил цветы…

Их падение было несчастьем для тех,
Кто поверил в реальность любовных утех,
Но не верил, что он недоступен святым…
А еще он любил цветы…

В этой сказке есть ложь, в этой сказке есть боль,
От подробностей, я умоляю, уволь!
Но спросите меня:
«В этой сказке кто ты?»
Я отвечу:
«Тот, кто любит цветы…»

Она прекрасна, как тень, чего же более желать!
Постигнув прелести движенья, зная, что и как снять,
Она без промаха бьет в цель. Тебе ли об этом не знать!
Она подвижна, как лед, что на солнце тает,
Так, не бойся быть солнцем декабря,
Так, не бойся, иначе дело — дрянь,
Ну так, не бойся себя!

Сегодня вечером лечь ей поможет интим,
Зажигай скорее свечи, отпусти свои инстинкты,
Но не вздумай делать стоп — она тебя не простит!
Она подвижна, как лед, что на солнце тает,
Так, не бойся быть солнцем декабря,
Так, не бойся, иначе дело — дрянь,
Ну так, не бойся себя!

Ты простишься с ней утром, чтобы встретиться в ночь,
Ты уснешь на полминуты, чтоб проснуться точь в точь,
И опять ее тело плотоядно пожирает твою плоть.
Она подвижна, как лед, что на солнце тает,
Так, не бойся быть солнцем декабря,
Так, не бойся, иначе дело — дрянь,
Ну так, не бойся себя!

Когда Вы желали смотреть в мои очи,
Я стойко сносил Ваши взгляды щенячьи.
И Вы прикасались ко мне непорочно —
И даже такое я чудом сносил…
Однако, в то время я Вас не любил.

Вы предупреждали мои побужденья —
Такая забота, поверьте, противна!
И Вы поздравляли меня с Днем рожденья,
Дарили подарки, хоть я не просил,
Однако, в то время я Вас не любил.

Вы грязно просили, мол, не уезжайте,
Останьтесь хотя бы на данную ночь…
Но, черт побери! Не терплю попрошаек,
Хоть и терпеливым когда-то прослыл…
В то время, конечно, я Вас не любил.

О, как Вы хотели обнять мои плечи,
Искали Вы губ моих щедрую щель,
А я все терпел, чтобы Вам было легче,
Я плюнул и Вашей печали испил.
Я Вами был пьян, но пока — не любил.

Вы мне подарили тщедушное тело:
Спасибо, конечно, но вряд ли приятно!
Но Вы попросили так робко, несмело…
Растроган я был, отказать не сумел:
Что было — то было, но я — не хотел…

Вы вдруг охладели ко мне — это странно!
Я столько Вам времени отдал и сил.
И, черт бы побрал, как Вы стали желанны!
Пожалуй, теперь бы я Вас полюбил,
Но видно мой ангел меня позабыл.

Когда возжелал я смотреть в Ваши очи,
Вы не принимали порывы щенячьи.
Но я же люблю Вас, клянусь, это точно!
Да видно влюбился я так неудачно…
О, как Вы жестоки, любимый палач мой!

Восторг ушел, остались только тени,
Послушные движению руки.
И своды наполняются не пением,
А стоном подступающей тоски.

Огонь свечи подрагивает нервно,
По стенам искажая суету…
Хотела быть единственной и первой,
Но лишь сменила стражу на посту.

И снова дождь седою паутиной
Стучится в запотевшее окно.
Горячий чай в моих ладонях стынет,
С твоей любовью, видно, заодно!

Открытой оставлена книга —
Она мне расскажет о грусти твоей.
Но книга вряд ли постигла
Причины терзания близких людей.
Ты, уходя, душу вынес,
Но тень от нее, увы, поймает мой взгляд:
Ты был здесь, я знаю, ты был здесь
Всего пару часов назад.

Ты в кресле вздремнул, ожидая,
Что щелкнет замок и откроется дверь.
О чем ты мечтал, я не знаю,
Но твое ожиданье вижу даже теперь,
Ясно вижу твою лесть —
Увы, без меня ты сам себе был не рад:
Ты был здесь, я знаю, ты был здесь
Всего пару часов назад.

Дыханьем твоим веют розы —
Ты не забыл моих любимых цветов!
А душу мою душат слезы:
Коварная стерва — старуха-Любовь…
Хоть на секунду увидеть —
Спешу к вокзалу, чтоб опять опоздать:
Ты был здесь, я знаю, ты был здесь
Всего пару часов назад.

Ушла любовь, завяли помидоры,
Обои сморщились, прогнили провода.
Дары не сыплются из ящика Пандоры,
И в умывальнике — протухшая вода.
На люстре грязь, под раковиной лужа,
Магнитофон жует кассеты JVC,
Рояль учебниками донельзя загружен,
А на стене опять зеленое висит.
Ушла любовь, поникли незабудки,
Погрызли мыши не застеленный матрас,
На кухне трубы подвывают, словно дудки,
И где-то медленно течет вонючий газ.
Окно в пыли, и в чаде сковородка,
Ногами ворохи бумаги шевелю,
Из холодильника — протухшею селедкой…
Вот черт, а я как раз селедку не люблю!
—————
Ушла любовь, рассохлись табуретки,
Последней фишкой выбью шишку на башке
Того, кто мог говно сработать из конфетки,
А из говна конфетку вылепить — хе-хе!..
Ушла любовь последней электричкой,
Рекламой водки помахало мне такси,
Я не спешу, пешком пойду привычно,
Любовь ушла, так стоит ли грустить!

Из того ли, что домой везла,
Не осталось ни добра, ни зла —
Умерло, выпало по полю, по небесам.

По дороге чистым золотом
Что упало, то расколото,
Умерло, выпало, вытекло да потекло.

А везла тебе подарочек —
Поцелуев страстных парочку —
Выкрали, вырвали, вылетело, унесло!

Было два словечка ласковых,
Только нынче не дождаться их —
Сплавили, вылили, высушили, развели…

А колечко было спрятано
Под загадочными взглядами —
Выпало, убыло, покатилось далеко.

Да улыбка лучезарная
В грязь дорожную упала, блин!
Страшная… мокрая… грязная…

Вчера мне хотелось влюбиться в собаку,
Я так одурела от вечных измен!
И водкой глушила печаль и досаду…
В обнимку с собакой сдурела совсем.

Она облизала мои ягодицы,
Прижалась сопливою мордой ко мне.
Я тихо хихикала, думала, снится
Собака и водка в сиреневом сне.

А утром, в обнимку с глухим унитазом,
Я шерстью плевала в белесое дно,
И с ужасом вспомнила пару экстазов,
А это уже не мерещилось сном.

И преданно глядя в глаза мне, собака
Виляла хвостом, мой ночной визави.
Сиреневый дождь за окном тихо плакал,
А я улыбнулась безумью любви.

Облака учились летать,
А тебе до черта так хотелось все узнать!
Улыбнулся, тихо произнес: «Я вернусь…» –
И ушел, оставив грусть.

Зеленели травы в полях,
Я смотрела вдаль, но понимала, что зря…
А тоска стучалась в двери запертой души,
Сна, покоя напрочь лишив.

Опадали листья в саду,
Сумасшедшая, тебя все жду, и жду, и жду…
Ветер прошептал мне: «Ждать напрасно – не придет!»
Но только ветер врет… врет… врет… я знаю!

Грозовым раскатом пахнет страх,
Поцелуем смерти на заветренных губах…
Для грозы не время, значит, в грома барабан
Бьет обезумевший шаман…

О, цвет неба! Сохранишься ли чистым?
О, вкус хлеба! Почему только снишься?
Где ты, радость? Как тебя не хватает!
Где ты, милый? Без тебя жизнь пустая!

Становился синим закат…
Если б только знала я, кто в этом виноват!
Все когда-то было, повторяется вновь:
Жизнь, Смерть, Война и Любовь…

Я ею очарован был настолько,
Что глух остался к разума мотивам.
И вдребезги разбитого осколки –
Собрать их воедино были силы.
Я клеил их своею кровью снова
И нервами обвязывал надежно,
Но брошено, как камень, злое слово…
Лишь строить трудно, а сломать – несложно!
В доме моем — зима…

И появилось ненависти семя,
И брошено в души святую землю,
Но чтобы прорасти, ей нужно время.
Я голосу любви теперь не внемлю…
Любовь сгорела в пламени сердечном:
Ждала года – и сгинула бесследно…
Теперь дорогой горя бесконечной
Бреду я, одиночества отведав.
В доме моем — зима…

Тоскою в дом ворвалась злая осень,
Уныния развесив паутину.
Я так хотел детей многоголосье,
Я так хотел тепла… Теперь я стыну…
Мне холодно… На счастье не надеясь,
Я вам его луча дать не способен…
Мне в Бога силы нету больше верить,
Хоть кроме веры – ни к чему не годен…
В доме моем — зима…